Desht-Thor

О новых методах изучения наскального искусства Азербайджана

Desht-Thor > Секции > Быстрее ветра > О новых методах изучения наскального искусства Азербайджана

Featured Video Play Icon

О новых методах изучения наскального искусства Азербайджана

8 августа, 2020 Малахат Фараджева, 413

Заместитель директора Музейного Центра «Ичеришехер» Малахат Новруз гызы Фараджева, доктор философии по истории, автор книг «Чашечные углубления Гобустана», «Наскальное искусство Азербайджана» и более 100 научных и научно-популярных статей о новых методах изучения наскального искусства Азербайджана.

Новые подходы в изучении наскальных изображений лодок Гобустана (Азербайджан)

Принято считать, что наши первобытные предки по самим условиям существования более, чем мы люди современной формации, были склонны к смелым путешествиям в неизвестные просторы. Одним из инструментов таких пространственных проникновений безусловно стали лодки — одни из древнейших изобретенных людьми транспортных средств.

«Человек поднял парус раньше, чем оседлал коня. Он стал плавать с шестом и веслами и вышел в открытое море значительно раньше, чем стал ездить на колесах по дорогам. Первым транспортным средством были суда»,

— писал Тур Хейердал в своей книге «Древний человек и океан» ( Thor Heyerdahl, 1978).

Теоретические концепции Тура Хейердала связанные с Азербайджаном особенно объемно стали развиваться после его второго посещения Гобустана. Так, в 1994 году в рамках подписания контракта века участвовавшая в ней норвежская компания «Статойл» включила его в группу своих представителей. По результатам проведенных исследований Тур Хейердал указал на схожесть изображений лодок в Азербайджане и Скандинавии. Им было выдвинуто предположение о том, что викинги мигрировали в Скандинавию из ареала территории составляющих современную республику Азербайджан. После третьего по счету посещения в 1999 году он выдвинул предположение , что изображенные в петроглифах Гобустана лодки, самые древниев человеческой истории. В развитии данной теории он предположил, что предки современных европейцев также мигрировали из Кавказа.

В разных регионах мира изображения лодок – широко распространенный сюжет в наскальном искусстве. Они встречаются в Египте и Скандинавии, странах Тихоокеанского бассейна и на Американском континенте.

Что имели в виду гобустанцы, изображая лодки?

Есть на сегодня разные версии смыслового наполнения изображений лодок. Вкратце перечислю следующие.Одни исследователи связывают изображения лодок с хозяйственной деятельностью древних гобустанцев – рыболовством, и обосновывают свою версию обнаруженными археологическими материалами на культурных уровнях: грузила, шила для изготовления рыболовных сетей, кости рыб [RustamovDj., 1994, с.116]. Другие находят связь между изображением солнечной ладьи и культовыми представлениями и трактуют их как ладьи мертвых [Рзаев Н.И., c.61-74]. Третьи связывают эти ладьи с солярным мифом [Формозов А.А., 1980, с.38-39]. Четвертые объясняют, что знак на носу лодки обозначает олений рог [Müseyibli N., 2017,c..180-182].

Изображения лодок, найденные на отдельных камнях из культурного слоя стоянки «Фируз» с датированными археологическими материалами, позволили подтвердить предположение, что Гобустан является самым ранним очагом возникновения мореплавания. В наскальном искусстве Кавказского региона лодки встречаются только в Гобустане, в Азербайджане. Внимательно рассмотрев дошедшие до нас изображения, можно убедиться, что эти сюжеты зародились в одних из ранних этапов Гобустанской культуры и существовали на протяжении тысячелетий. Исследователи подразделяют данные изображения лодок на 3 разновидности: линейные, силуэтные и плетеные [Rüstəmov C. Qobustan dünyası. Bakı: Azərnəşr, 1994, 173 s.], (Рис. 1,2,3). По технике выполнения петроглифов и изображений женских фигур, охотников и быков рядом с ними на одной скале, а также отдельные камни, обнаруженные с культурных уровней с идентичными изображениями, позволяют предположить древний возраст лодок, изображенных на скалах Гобустана. Археологи датируют лодки среднекаменным веком – мезолитом. Предполагается, что самые древние из них – это изображения маленьких лодок, которые были рассчитаны на 2-6 человек. Такая разновидность лодок встречаются на верхних и нижних террасах гор Беюкдаш и Кичикдаш. Второй вид — силуэтные изображения лодок с изображением солнца на носу. Эти типы камышовых лодок представлены на многих камнях горы Беюкдаш — №29, №34, №35 верхней террасы, №1 и 8 нижней террасы, и на камнях №8, №19, №50, №99, №123 горы Кичикдаш. На большинстве этих серповидных лодок схематически изображено более 50 человек. По манере изображения и технике выполнения гобустанские лодки несколько отличаются от лодок северных и восточных регионов мира. Особого внимания заслуживает барельефное изображение камышовой ладьи на камне №29 (северная сторона), где художник использовал естественный выступ скалы (Рис.4). По технике выполнения — это изображение можно отнести к одному из ранних петроглифов. Используя естественную поверхность скалы первобытный художник обвел контуром камень, а затем нанес поперечные линии по выступу скалы, таким образом пытаясь показать, как были связаны камыши. Изображения камышовых лодок широко известны нам по прилегающим к Средиземному морю областям от Двуречья, Египта, берегов нынешних Сирии, Ливана и Израиля до Кипра, Крита, Корфу, Мальты, Италии, Сардинии, Ливии, Алжира и за Гибралтаром с атлантического побережья Марокко. Реалистически выполненные рельефные изображения камышовых судов с солнцем на палубе, обнаруженные на финикийском сосуде, найденном под водой в древнем финикийском порту Кадис на атлантическом берегу Испании, имеют некоторое сходство с Гобустанскими «солнечными» ладьями.

Изображения древних судов Египта и Алжирской Сахары подобного типа датируются VII-V тыс. до н.э. Они встречаются в пустынных областях Египта между долиной Нила и Красным морем [126, с. 256; 229, c.185]. Тысячи километров отделяют западный Прикаспий от Египта, Индии, долины Нила и берегов Красного моря, но представление о солнечных ладьях дошло и до далеких северных племен.

Фигуры лодок, вмещающих более 50 человек на верхней террасе горы Беюкдаш на камне 29 с северной стороны, наводят на некоторые размышления [Фараджева М.,2016, фиг.17](Рис.5). В трактовке петроглифов Карелии, Скандинавии и Сибири люди, сидящие в лодках, изображались вертикальными короткими черточками, которые иногда завершаются утолщениями, обозначающими головы гребцов [Дэвлет Е.Г., Дэвлет М.А.,2005, с. 213]. Некоторые исследователи считают, что древний художник наносивший изображения лодок на скалы, подчеркивал их именно культовое значение. На петроглифах Онежского озера зафиксированы изображения лодок с 18-21 гребцами. По их рассчетам при таком многочисленном экипаже размеры лодок должны были бы превышать 10 м. И если допустить, что гребцы сидели в один ряд, то размер лодки приходится увеличить вдвое. На Нижнем Амуре зарегистрированы изображения лодок вместимостью с 28-34 гребцами и представляется нереальным, что возможная длина лодки превышала 34 м. Во время археологических раскопок в Дании обнаружена ладья вместимостью на 20 мест длиной 15,3 м, датируемая IV-III вв.до н.э. По одним данным она весила 530 кг, по другим 700 кг (Дэвлет Е.Г., Дэвлет М.А. – М.Ф.). И если еще добавить к этому весу число гребцов, то она доходила до одной тонны, что являлось нереальным и маловероятным относительно к древности. При низком уровне технических возможностей в древности не представляется возможным построения столь габаритных и тяжелых средств передвижения по воде.

Среди специалистов наскального искусства существуют противоречивые мнения касательно вопроса о реалистичности или мифичности изображений лодок. A.А.Формозов считал, что на Европейском центре и на юге отразилось влияние цивилизаций Древнего Востока. Особенно оно чувствуется в наскальных рисунках и скульптуре из кремня [Формозов А.А., 1980,, с.42]. «Схема солнечной ладьи, повторяющаяся на камнях Азербайджана, Карелии, Урала, Тянь-Шаня, Казахстана, Сибири и Приамурья, — превосходный пример великой силы идей в истории человечества» [Формозов А.А., 1980, с. 42]. Ю.А.Савватеев выступал против идеи солярной ладьи, которую А.А.Формозов связывал с египетской мифологией. Савватеев ссылался на петроглифы Старой Залавруги, где нет следов солярной семантики лодок. Он считал, что на изображениях лодок на скалах Карелии запечатлена сцена морской охоты [Дэвлет Е.Г., Дэвлет М.А.,2005, с. 215]. В.И.Равдоникас, А.П.Окладников и А.И.Мартынов придерживались единой точки зрения, усматривая в изображениях лодок мифический сюжет [Окладников А.П., Мартынов А.И.,1972, с.231-232]. Следует учесть, что лодки вместимостью более 50 человек не могли быть рыболовными. Это больше говорит о том, что гобустанцы могли быть одними из первых мореплавателей и возможно осваивали дальние расстояния [Farajova M., 2017]. Предполагается, что эта версия является более достоверной, чем идея о «ладьях душ умерших».

Обращают также на себя внимание изображения лодок в сочетании с антропоморфными фигурами с поднятыми вверх руками на камне 29 верхней террасы горы Беюкдаш в пещере Ана зага (северная сторона), на стоянке Фируз 2 на камне 19. Здесь возможно представлена сцена причаливания судов к берегу. С помощью 3Д модели изображения образуют яркую композицию, повествующую жизнь и быт древних жителей Гобустана (Рис.6). Особенно примечательны сюжеты с изображениями лодок на камне 29 с северной стороны горы Беюкдаш в пещере Ана зага. Здесь представлены фигуры лодок больших и малых размеров, рассчитанные на 20 и более 50 человек.

С другой стороны находки показывают, что наскальные изображения лодок могут быть интерпретированыкак ритуальные. А обнаруженные новые изображения лодок (на камне 19 с восточной стороны) и связывающие их линии показывают древнюю технику для рыбной ловли(Рис.7). Что касается изображения лодок с западной стороны камня 19, то это говорит нам о ритуальном назначении этих рисунков(Рис.8).От чашечного углубления,обнаруженного на вершине скалы отходит линия в виде канальчика подведенная к изображениям лодок. Нет сомнения, что эта композиция была выполнена для специальных церемоний. Относительно возраста этих лодок,AMS датировка культурного слоя, где обнаружен 19-а камень с изображением лодок, позволила предположить, что рисунок был выполнен ранее, чем образовавшийся культурный слой и соответственно он датируется более древним периодом. В предыдущих публикациях артефакты со средних культурных слоев стоянки Фируз 2 датировались концом мезолита – началом неолита. Последняя AMS датировка показала результаты: 6 750 BC (cultural layer 90 sm). Эти данные, в свою очередь, позволяют предположить более древнюю датировку самых ранних наскальных изображений лодок Гобустана. [Farajova M., 2017]

Использование метода 3D моделирования с помощью программы 3D Studio Max и исследование панелей с изображениями,  были реконструированы целые композиции петроглифов. Так, например, проводя работы по цифровому документированию и 3D моделирование в пещере Ана-зага на северной стороне камня 29 раскрылась целая композиционная сцена: рядом с многочисленными изображениями женских фигур были обнаружены незарегистрированные изображения лодок, быков и охотников (Рис.6). Программы  Google Earth и 3D Studio Max позволили также дать  реконструкцию археологического ландшафта Гобустана в разные исторические эпохи.   В комплексе датируя культурные слои на основе радиоуглеродных датировок и сопоставляя с наскальными изображениями и привлечением 3D моделирования мы получили живую и ясную картинуисторико-культурного контекста археологического комплекса Гобустан на протяжении длительных исторических рамок[Фараджева M., 2018, с.296-300].

Думается,что разница во мнениях относительно смыслового наполнения рисунков лодок не отменяет, а только делает более убедительным сам факт величия данного изобретения в общечеловеческой истории, а также их широком применении в быту гобустанцев, первых из известных нам дюдях, покорителях Каспия.

1. Гобустан. Гора Беюкдаш, верхняя терраса. Камень 29, южная сторона.

2. Гобустан. Гора Беюкдаш, нижняя терраса. Камень 8.

3. Гобустан. Гора Кичиклаш, камень 13.

4. Гобустан. Гора Беюкдаш, верхняя терраса. Камень 29, северная сторона.

5. Гобустан. Гора Беюкдаш, верхняя терраса. Камень 29, северная сторона. Эстамп(2016).

6. 3Dмодель наскальных изображений Гобустана. Гора Беюкдаш, верхняя терраса. Камень 29, северная сторона.

7. Гобустан. Гора Кичиклаш, камень 19, западная сторона.

8. Гобустан. Гора Кичиклаш, камень 19, восточная сторона.

 

 

Библиография

  1. Thor Heyerdahl ,”Early Man and the Ocean”,1978.
  2. Rüstəvov C. Qobustan dünyası. – Bakı: Azərnəşr, 1994, с.173.
  3. Рзаев Н.И. О пиктограммах древнего Азербайджана / АН
  4. Азерб.ССР. Искусство Азербайджана, Х том., , Б., 1964г., 275 с, 61-74.
  5. Формозов А.А.Памятники первобытного искусства на территории СССР., М., 1980 г., 128 с.,38-39.
  6. Müseyibli N. Qobustanda qayıq təsvirləri /Azərbaycan Arxeologiyası: uğurlar, problemlər, perspektivlər (elmi-publistik məqalələr toplusu). AMEA Arxeologiya və Etnoqrafiya İnstitutu, 2017, s. 206.
  7. Rüstəmov C. Qobustan dünyası. Bakı: Azərnəşr, 1994, 173 s.
  8. Фараджева М. Реконструкция археологического ландшафта Гобустана в эпоху неолита, // Azərbaycan Arxeologiyası və Etnoqrafiyası -2015, Bakı: Nafta-Press, 2016, с.20-30.
  9. Дэвлет Е.Г., Дэвлет М.А. Мифы в камне. Москва: «Алетейа», 2005, 471 с.
  10. Формозов А.А. Памятники наскального искусства на территории СССР. Москва: Наука, 1980, 136 с.
  11. Окладников А.П., Мартынов А.И. Сокровища томских писаниц. Наскальные рисунки эпохи неолита и бронзы, // Москва: «Искусство», 1972, 296 с.
  12. Farajova M. About specifics of rock art of Gobustan and some innovative approaches to its interpretation (“Firuz 2” shelter). / Quaternary International. 2017.
  13. Фараджева М. Новые подходы и методы в изучении наскального искусства Гобустана. “Tarix və onun problemləri” jurn. Bakı Dövlət Universiteti . 2018/2, с.296-300.
Tags:

Малахат Фараджева АВТОР

Доктор философии по истории, автор, книг «Чашечные углубления Гобустана», «Наскальное искусство Азербайджана» и более 100 научных и научно-популярных статей по сохранению, управлению и изучению наскального искусства Азербайджана. Преподаватель Азербайджанского государственного университета культуры и искусств. С 1995 по 2015 гг. являлась директором Гобустанского Национального Историко-художественного заповедника. С 2015 года – консультант проекта «Памятники наскального искусства в списке ЮНЕСКО» института Археологии РАН. С 2016 года – один из 12 экспертов научного комитета международной организации «Prehistoric Rock Art Trails / Cultural Routes of the Council of Europe». С 2016 года являлась директором Государственного историко-этнографического заповедника Гала. С 2018 года Постановлением Совета Министров Азербайджанской республики Историко-архитектурный комплекс дворца Ширваншахов, Девичья Башня, историко-этнографический заповедник Гала, мечеть Бейляр, Комплекс Дворца Бакинских ханов и Подземная баня вошли в состав новосозданного Музейного Центра «Ичеришехер». С 2019 года назначена в данный центр заместителем директора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *